понедельник, 16 января 2017 г.

Как Гай Калигула оказался в Прикамье, или рассказ о боброящуре и человеколосе



Продолжение рассказа "Пермь музейная". О некоторых экспонатах Пермского краеведческого музея.


ЭПИСОДИЙ ТРЕТИЙ.
ГАЙ КАЛИГУЛА, БОБРОЯЩУР И ЧЕЛОВЕКОЛОСЬ

Кама впадает в Каспийское море. Кто-то против? В Перми это знает каждый школьник. При слиянии двух рек – Камы и Волги – расход воды у первой больше, чем у второй. Так что Волга впадает в Каму, а Кама, соответственно, в Каспийское море. Знание этого гидрологического факта дает все основания пермякам относиться к нам снисходительно и покровительственно.

Река Кама. Речной порт в Перми (Пермский речной вокзал)..



Пермь при всей размеренности и неспешности своей жизни (в сравнении с Екатеринбургом) – город портовый, и это тоже научно доказанный факт. Наличие большой реки, порта, речных трамваев и теплоходов придают городу совершенно иное качество.

А еще по Перми ходят новенькие троллейбусы марки "Мегаполис", которые делают в городе Энгельс  Саратовской губернии. (Между прочим, завод ТролЗа в 2016 г. приступил к выпуску специализированных троллейбусов для трассы «Симферополь–Ялта».)

Низкополый троллейбус Тролза «Мегаполис» на улицах Перми. На заднем плане – Дом Мышкина.



Вторым обязательным пунктом нашей программы значился "пермский звериный стиль". Обозначаемые этим условным названием древние, вылитые из бронзы шаманские вещи хранятся  в Пермском краеведческом музее.

При входе в музей висит большое объявление: «МАМОНТ ПЕРЕЕХАЛ НА СОВЕТСКУЮ». Поскольку с нами не было ни детей, ни даже внуков, эту утрату мы готовы были перенести со стоическим спокойствием. Вообще, каждый уважающий себя музей в Урало-Сибирском регионе считает своим долгом иметь собственного мамонта и собственнОго Демидова. Желательно – Акинфия. Если Демидова нет, сгодится Строганов.

Пермский краеведческий музей находится в купеческом особняке – в так называемом Доме Мышкина (см. фото с троллейбусом). В общем, это классический краеведческий музей. Его «визитной карточкой»,  известной во всем мире ценностью является по настоящему уникальная коллекция предметов (к сожалению, не очень большая, на мой взгляд) пермского звериного стиля. Однако начать я хочу с другой вещицы, которая меня, как человека, всю свою сознательную жизнь занимающегося историей Древней Греции и Древнего мира, "зацепила" в первую очередь.


Есть в Пермском краеведческом музее один совсем уж экзотический для здешних краев экспонат – древнеримская халцедоновая гемма, датируемая I веком н. э. Гемма эта очень маленькая, диаметром не больше 1,5 см. Считается, что здесь изображен Гай Калигула, сын Германика, в детском возрасте. Геммы с портретами членов императорской семьи выдавались римским легионерам в качестве наград (что-то наподобие наших орденов). Каким образом этот небольшой ювелирный камень попал в древности в Приуралье, можно только догадываться.

Халцедоновая гемма с портретом Гая Калигулы в детском возрасте.

Ну и, наконец, коллекция, которой в Пермском краеведческом музее гордятся, пожалуй, более всего. Это бронзовые изделия, датируемые периодом с VI по XII век: бляшки, нашивки, подвески, кольца и т. п. Они, как правило, отлиты в виде фигурок зверей, птиц, ящуров, людей, каких-то фантастических чудищ. Для чего именно они использовались, можно только догадываться. Какие-то из них, очевидно, выполняли роль амулетов, какие-то, вероятно, были частью шаманского костюма. Другие служили оберегами. Некоторые, видимо, женскими украшениями. Данный стиль возник под влиянием скифского звериного стиля и, по сути дела, является его естественным продолжением.

Птицы. Пермский звериный стиль.

Излюбленный мотив – птицы. Птица, особенно водоплавающая, играла важную роль в представлениях древних финно-угров о том, как возник мир и все сущее в нем. Финно-угорские боги создали землю с помощью утки, приказав ей нырнуть на дно и достать оттуда немного ила.  

У большинства "птиц", как можно видеть на фотографии, прослеживается личина. Трехголовые птицы – это божественные вестники, они способны летать в трех мирах – в вышнем, на земле и в подземном.

Бляха в виде выпуклой головы медведя в жертвенной позе. Пермский звериный стиль.
Еще одной излюбленной темой у древних пермяков был образ медведя. Бляхи с медведем считались очень сильными оберегами, они защищали владельца от всяческих бед, дурного глаза и т.п. Если человек что-то кому-то обещал и хотел, чтобы ему непременно поверили, тогда он клялся «на лапе медведя». В те времена все прекрасно знали, что мишка - он правду любит, поэтому если солжёшь – медведь тебя найдет и обязательно покарает.

Среди предметов пермского звериного стиля часто встречаются какие-то ископаемые ящеры. На фотографии внизу один такой бобро-ящур стоит на каком-то крокодиле (или рыбо-ящуре?).

Ящер-«бобр» стоит на ящере-рыбе, которая плывет в мировой воде (вода обозначена ребристая линией снизу).


 
Еще одни несомненный "герой" мифологической вселенной угро-финнов - это некий Человеколось. О таких человеколосях в те времена, видимо, слагались легенды. На самой крупной бляхе со следующей фотографии «человеколоси» то ли сидят, то ли пляшут на двухголовом тянитолкае, еще одном ископаемом монстре "пермского" периода:

Человеколоси сидят (пляшут?) на ящере-тянитолкае.
Как могли в те отдаленные времена носить эти бронзовые подвески, показано на следующей фотографии. Правда, именно такие вот подвески в виде всадника – это, строго говоря, не пермский стиль. Они происходят, скорей всего из Волжской Булгарии:


 *   *   * 
[Продолжение следует]

Комментариев нет:

Отправить комментарий