Камирос

До того, как жители Родоса в конце Пелопоннесской войны решили объединиться и основать один общий город по имени "Родос", который легче было бы оборонять и с которым всем пришлось бы считаться, на острове испокон существовало три города: Камирос, Линдос и Ялисос (по-русски допустим и другой вариант их произношения : Камир, Линд и Иалис). Это были очень старые города. Их корабли будто бы участвовали даже в совместном походе греков на Трою. Предводителем был Тлиполем, сын Геракла,

"... Гордых родосцев извел в девяти кораблях из Родоса,
Кои в родосской земле, разделенные на три колена,
Линд, Иалис и Камир белокаменный вкруг населяли:
Сих предводил Тлиполем, копьеборец, гибельный в битвах".
(Илиада, книга II, перевод Н. Гнедича).

Из этих трех городов от античного Ялисоса практически ничего не сохранилось, а вот Линдос и Камирос - настоящие жемчужины в археологическом ожерелье Родоса. Но блистают они по-разному: если Линдос - это прежде всего акрополь, сам древний город увидеть там невозможно, поскольку на его месте современный Линдос живет своей знойно-томной жизнью греческого туристического городка, то в Камиросе ситуация прямо противоположная - здесь очень хорош как раз "нижний" город, а вот от акрополя уцелело очень немногое.  
Камирос. Вид на жилые кварталы, агору и Эгейское море
с верхней террасы.
Линдос и Камирос сильно разнятся своей атмосферой. Начать с того, что Камирос сразу завораживает колоритным сочетанием песочно-красноватых оттенков древнего города с насыщенной эгейской палитрой. В Камиросе ты как будто выпадаешь из времени.  Пинии. Камни вечности. Бесконечная синева. И никакой суеты.  Боже, как же здесь хорошо!




Камирос раскрывается перед тобой в один миг, город впускает тебя сразу - и сразу наполняет тебя собой.  Войдя в Камирос, ты оказываешься на агоре - рынке и одновременно политическом и религиозном центре, а сам город как будто спускается к тебе с холма. Камирос расположен на трех уровнях: нижняя часть - это общественная зона, здесь агора, дорический храм (предположительно Аполлона Пифийского), так называемый "фонтанный павильон", неплохо сохранившаяся экседра римского времени (полукруглое место для выступления ораторов), римские же общественные бани, а также выделенный из остального пространства с помощью стены священный участок - периболос - с алтарями всем богам, почитавшимся в городе. 

На агоре, в ее юго-восточном углу, находится прямоугольный участок, на котором аккуратно сложены и расставлены каменные плиты и столбы. Это, вероятно, остатки главного алтаря города. Алтарь как бы охватывается конструкцией из трех каменных ступеней (вдоль подпорной стены). Это так называемый театрон, на котором во время религиозных праздников сидели зрители.



Перед агорой находится небольшая римская экседра - полукруглое возвышение, откуда делались официальные объявления или произносились речи перед собравшимся народом. За экседрой расположен огороженный стеной (от которой мало что сохранилось) священный участок с алтарями разным богам - периболос или "агора богов". Девять выстроенных в ряд одинаковых алтарей имеют надписи с именами богов или героев. Перед ними, на площадке ниже (в самом центре следующей фотографии) - большой алтарь (реставрирован итальянцами в годы оккупации), посвященный богу Гелиосу, что определили по надписи. Этот бог, судя по всему, особо почитался в городе. 




Рядом с алтарем Гелиосу археологи нашли двух куросов - архаические статуи обнаженных юношей, идеал физически совершенного героя:

Два куроса, найденные рядом с алтарем Гелиоса в Камиросе.
Левый приписывается мастерской с острова Наксос и датируется 555-540 гг. до н. э.;
правый - мастерской с острова Парос, датируется 540-520 гг. до н. э.
Родосский Археологический музей.


- Зачем на площади сошлись сегодня горожане?
       - Сегодня варвары сюда прибудут.
- Так что ж бездействует сенат, закрыто заседанье,
сенаторы безмолвствуют, не издают законов?
       - Ведь варвары сегодня прибывают.
       Зачем законы издавать сенаторам?
       Прибудут варвары, чтобы издать законы.
- Что риторов достойных не видать нигде?
Как непривычно их речей не слышать.
       - Ведь варвары сегодня прибывают,
       а речи им как будто не по нраву.
- Однако что за беспокойство в городе?
Что опустели улицы и площади?
И почему, охваченный волнением,
спешит народ укрыться по домам?
       - Спустилась ночь, а варвары не прибыли.
       А с государственных границ нам донесли,
       что их и вовсе уже нет в природе.
- И что же делать нам теперь без варваров?
Ведь это был бы хоть какой-то выход.
(Константинос Кавафис. Перевод С. Ильинской)  

От агоры вверх поднимается центральная улица - платейя, по обе стороны от которой на средней террасе расположены жилые кварталы, построенные по Гипподамовой системе (прямоугольная сетка улиц с домами приблизительно одинакового размера). 





На самой верхней террасе, на акрополе, находилось святилище Афины Камирской и Зевса Совершенного. От самого храма сохранился только фундамент и часть портика. 



Зато рядом, чуть ниже, раскопан большой архаический резервуар для сбора дождевой воды. Резервуар был вырублен в мягкой скале в VI в. до н. э. Его объем - 600 куб. м, чего достаточно для регулярного обеспечения водой около 400 семейств. Позднее из-за землетрясения система труб была нарушена. Скорее всего, это было то самое землетрясение 226 г. до н. э., из-за которого рухнул знаменитый маяк в порту города Родос - Колосс Родосский (у него подломились колени). Там, в городе Родосе, обломки этой громады лежали на месте своего падения несколько столетий - как напоминание человекам о их собственной бренности и о смехотворности всех их амбиций. Здесь, в Камиросе, нарушенный землетрясением резервуар засыпали, а вместо него создали другую систему водоснабжения, основанную на подземных колодцах. 



А над старым резервуаром появилась великолепная стоя (крытая колоннада, портик) в дорийском стиле, в которой находились разные помещения, использовавшиеся городом как в религиозных, так и в политических и административных целях. Сохранилась надпись, в которой говорится об обязанностях лиц, заведующих святилищем, готовить и помещения внутри стои, и всю необходимую столовую утварь к каким-то общественным трапезам. 

Святилище Афины и Зевса на акрополе Камироса: стоя и храм.
Реконструкция М. Л. Калио.
Если Линдос богател благодаря морской торговле, то Камирос жил за счет сельского хозяйства. Этот город славился своим оливковым маслом, вином, а также смоквами, "сладкими, как мёд". Это не могло превратить Камирос в большой город, но делало его обитателей вполне зажиточными людьми. Во всяком случае, могилы VI в. до н. э. богаты достаточно дорогими привозными погребальными дарами, в частности, утонченными расписными вазами, лучшие образцы которых сейчас хранятся, ... ну, конечно, - в Британском музее.

На фото внизу - недавно высаженные оливковые деревья. Лет через 20 эта оливковая роща даст первый урожай. На заднем плане, слева, высится Профитис Илиас - Илья Пророк, гора, густо покрытая хвойными лесами. Говорят, живя там, можно излечиться от астмы. Там, в заповедной зоне находится дача, которую строил для себя Бенито Муссолини. (Забавно: у итальянских диктаторов начиная с эпохи римских цезарей - вспомним Тиберия - какая-то навязчивая идея - превратить Родос в самый главный и самый фешенебельный итальянский курорт. В самом деле, забавно - как будто у Италии нет поближе островов со здоровым климатом.) Еще дальше, на горизонте, виднеется громада Атавироса - самой высокой горы острова (выше 1.200 м над уровнем моря).





Кстати говоря, на дорогих расписных вазах Камироса стоит остановиться подробней. Удивительное дело: в повествовательной, событийной истории о Камиросе - как и о Ялисосе - практически ничего не сохранилось. Если не считать мифологических преданий об основании городов Триполемом, сыном Геракла, то вспоминается, пожалуй, один эпизод, в котором фигурирует Камирос: в конце Пелопоннесской войны, когда родосцы решили отпасть от союза с Афинами (чувствовали, морские бродяги, чем дело кончится!), они пригласили к себе спартанцев, и те высадились со своим флотом именно здесь, у Камироса. Итак, событийная история обходит этот город стороной; от него также не сохранилось никаких выдающихся руин - ничего похожего на афинский Парфенон, римский Колизей или хотя бы линдосский Акрополь. Но при всем том ни один сколько-нибудь серьезный учебник по истории искусств не обходится без упоминания Камироса и Ялисоса - там, где речь идет о греческой архаике. А всё почему? А всё потому, что в Камиросе и в Ялисосе были раскопаны архаические некрополи, содержавшие богатейший керамический материал - здесь среди заупокойных даров обнаружены образцы расписных ваз чуть ли не от всех тогдашних художественных школ как из материковой Греции, так и из островной и малоазийской.



Лучшие вещи, как уже сказано, - и в большом числе - хранятся в Британском музее. Неплохая коллекция в Лувре. Но все же кое-что можно увидеть и в Родосском Археологическом музее. Ниже привожу несколько своих фотографий - с пояснениями в подписях.
Аттический черно-фигурный килик (кубок для вина). 550-530 гг. до н. э.
Камирос. Родосский музей.

Аттическая черно-фигурная ваза типа "килик Друпа",
группа Родос 12264. 540-520 гг. до н. э.
Два льва терзают быка между сфинксами и львами. Камирос. Родосский музей.

Аттический "поясной" килик. 540-520 гг. до н. э.
Название "поясной" объясняется тем, что на внешней стороне таких ваз все изображение
помещалось на одной полосе той зоны, к которой крепились ручки; кромка вазы покрыта черным лаком -
пить с такого края удобней, поэтому "поясные" кубки пользовались огромной популярностью.
Изображен всадник между юношами и сфинксами. Камирос. Родосский музей.
Интересно - на вазе конь изображен белым. И это, видимо, неслучайно. В греческих мифах конь определенно связан со смертью: кони бога войны Ареса ужасны, они - дети Борея, бога северного ветра, обитающего там, где вечная тьма и холод; кони Ахилла рождены Зефиром и Гарпией, похищающей человеческие души; Геката, богиня мрака, помогает людям разводить лошадей; «ужасный конь» Арейон рожден от Посейдона, принявшего образ жеребца, чтобы сойтись с Деметрой Эринией, принявшей образ кобылицы (Эриния - значит «та, которая мстит», охраняя интересы мертвых). Наконец, спартанские Диоскуры, которые поочередно пребывают в царстве мертвых и на Олимпе и тем самым символизируют периодическую смену жизни и смерти, почитаются как покровители всадников. Русская волшебная сказка не менее красноречива. В ней герой часто получает своего коня-помощника от отца из могилы или добывает из глубокого «погреба» или из горы, которую нужно раскопать - то есть из склепа или из кургана. Масть мифического коня также важна. В русской сказке преобладают кони рыжие и белые. Белый цвет - это цвет потусторонних существ, потерявших телесность. В «Апокалипсисе» атрибут смерти - «конь блед». Греки приносили в жертву только белых лошадей. Но конь не просто белый, он серебряный, то есть ослепительный. В русской сказке: «что ни шерстинка, то серебринка». Ослепительность передается также рыжей мастью. На русских иконах, изображающих Святого Георгия, бьющегося с драконом, конь всегда или белый, или огненно-красный.
Эту фотографию я сделал в Пермской государственной художественной галерее,
с любезного разрешения бабушки - смотрительницы зала.
"Чудо о Флоре и Лавре с Чудом Георгия о змие и Священном учеником Власием".
Первая половина XVII века. Среднерусские письма.
В сложном образе мифического коня помимо смерти есть и другая основа - огонь или, иногда, солнце. Наиболее отчетливо эта основа коня-огня зафиксирована в индийском божестве Агни, а на греческом материале - в колеснице Гелиоса.  И тут мы опять возвращаемся на Родос - солнечный остров, находящийся под покровительством Гелиоса...
* * * * *
Ольпа (кувшин для благовонного масла). Вазописец Родос 13472. 510-500 гг. до н. э.
Сцена симпосия: любовники полулежат на кушетке. Под столом - собака.
Камирос. Родосский музей.

Краснофигурная аттическая пелика (двуручный сосуд с достаточно широким горлом; часто использовался как погребальная урна для праха). Расписана в манере вазописца Ниобид. 480-450 гг. до н. э.
Юноша, уходящий в армию. Его мать совершает возлияние над алтарем - молит богов, чтобы сын вернулся домой.
Камирос, некрополь Макри Лонгони. Родосский музей.
На рисунке выше женщина держит в левой руке фиалуФиалы использовались для возлияний - приношения богам в жертву вина или других жидкостей. Фиалу было удобно держать в руке. Техника нанесения узора на фиалу отличалась от традиционной комбинации  глазурованных и неглазурованных зон (как в черно-фигурной и красно-фигурной техниках). Напротив, здесь художественные и декоративные мотивы создавались с помощью добавочной краски (белой, пурпурной) на глазурованную поверхность, и делалось это еще до обжига сосуда. Такую технику впервые объяснил датский исследователь Ян Сикс. Ваза, представленная ниже, это как раз фиала, выполненная в "технике Сикса".
Фиала в технике Сикса. 510-500 гг. до н. э.
Женские головы, лебеди и плоды граната.
Камирос. Родосский музей.
Ниже представлено еще несколько великолепных ваз, но привезенных в Камирос не из материковой Греции, а от восточных греков, у которых процветали другие техники и другие стили. 

Вазы в стиле дикого козла украшаются фризом диких козлов, кошачьих, птиц и других животных. Художник старается заполнить росписью всю внешнюю поверхность вазы, поэтому создается ощущение восточного ковра:






Наконец, упомянем (и покажем) еще один очень необычный стиль поздней архаики - стиль Фикеллура. Название происходит от некрополя недалеко от Камироса - именно там археологи нашли самые впечатляющие образцы этой керамики. Однако изготавливались эти вазы отнюдь не на Родосе, а в Восточной Греции:





Амфоры в стиле Фикеллура украшались либо фризом с цветочными мотивами, либо сетчатым узором, либо спиралями, реже - фризами животных или человеческих фигур, а также отдельными фигурами животных, как бы "висящими" в пустом пространстве (как на фото выше).


Вернемся, однако, в город, в его нижнюю часть. К агоре примыкает дорический храм (Аполлона Пифийского?), построенный из туфа. Итальянцы во время оккупации острова (а она продолжалась с 1912 по 1943 год) отреставрировали одну колонну и одну анту этого храма (антами называют выступы продольных стен, которые обрамляют вход в здание; вход в храм часто оформлялся еще с помощью двух колонн, которые ставили между антами; храм такого типа называется "храм в антах"). 


Чтобы лучше представить, как мог выглядеть этот храм в Камиросе, приведу фотографию, сделанную мной в Дельфах, на которой сокровищница афинян (реконструирована в значительной степени из архитектурных деталей, найденных на месте сокровищницы). Тип храма в антах выглядел именно так:
Сокровищница афинян в Дельфах.
  
Перед святилищем, на краю агоры, расположено почти квадратное в плане сооружение в виде подиума: предположительно, во время религиозных церемоний на ступеньках этого подиума находился хор, певший гимны в честь Феба-Аполлона.


О, замри, земля!
О, замри, эфир!
Ты, о море, стой,
Ты, о воздух, стой!
Не колышься, ветр,
Не греми, о ключ, 
Не плещи, река!
Не звени, капель
тока скального!
Глуби космоса,
свой уймите гул
в час вершенья служб
гимнопения! 
(Из гимнов Синезия. 
Перевод М. Грабарь-Пассек и О. Смыки)