понедельник, 16 мая 2016 г.

Лутраки - любимый курорт древнеримских сенаторов





2011-й и начало 2012-го выдались у меня, прямо скажем, непростыми. Перед майскими праздниками нужно было хотя бы дней на десять куда-нибудь вырваться, желательно к морю. При этом непременно нужны были еще какие-нибудь древности, позарез требовалась архаика, причем архаика настоящая, исключительно аутентичная. Так что «направление главного удара» было определено сразу – Эллада, и никаких гвоздей! И как бы журналисты и эксперты по финансовым рынкам в том, 2012-м, году не стращали, какую бы волну они ни гнали – с «правильного курса» нас было уже не свернуть.

Выбор пал на городок Лутраки, что находится на Истме (Коринфский перешеек) : отсюда очень близко до Пелопоннеса с его археологическим изобилием, а, с другой стороны, до Афин с его Акрополем, Национальным археологическим музеем, горой Ликабет, аэропортом имени Элефтериуса Венизелоса и протчая и протчая и протчая. Да и окрестности самого городка Лутраки (особенно учитывая соседство с Коринфом) любителю древностей предоставляют широкое поле деятельности.

Истм, или Коринфский перешеек, соединяет Среднюю Грецию с Пелопоннесом

У нас индивидуальный трансфер. Шофера зовут Петрос. Грек, лет 55-60. Довольно бегло говорит по-русски. Жена русская, филолог. Петрос работает в туризме очень давно. Доброжелателен и разговорчив. Ощущение такое, что тебя встречает дальний родственник.



От Афин до Истма (иначе Коринфский перешеек, который соединяет Среднюю Грецию с Пелопоннесом) идет превосходная скоростная дорога, с платными участками. Построена она была к Афинской Олимпиаде. Расстояние – около 115 км : от аэропорта до Коринфского канала километров 110, и от Канала отвороток на Лутраки – еще километров 5. Почти всю дорогу разговариваем. Петрос ругает буржуев из ЕС, особенно немцев. Они и есть, по мнению Петроса, главные виновники ситуации, в которую попала Греция. К примеру, говорит он, «Сименс» в течение долгого времени покупал греческих политиков ради подрядов и всего остального. Подсадили Грецию на долги. Сейчас например, афинский аэропорт полностью контролируется «Сименсом».

Наш отель – «Мандас Сисайд» (Mantas Seaside). Отель довольно простой, без особых затей и претензий. Ванная комната малюсенькая, едва развернешься. Но балкон выходит прямо на Ионическое море. Стоишь на балконе гостиничного номера, а перед тобой во всей своей красе – Коринфский залив!



Слева четко виден вход в Коринфский канал, за ним – белоснежная полоска самого Коринфа. Это современный Коринф. В глубине, за Коринфом, характерный контур Акрокоринфа. У подножия этой горы можно разглядеть (с помощью телеобъектива) еще одну деревушку – Древний Коринф (Αρχαιος Κορινθος).


Справа с нашего балкона видна гора Герания с несколькими монастырями на склонах и уходящая далеко-далеко, почти к горизонту полоса земли, оканчивающаяся мысом Мелигави. 

Гора Герания. Вид с балкона отеля Мандас-Сисайд в Лутраках
Монастырь Пророка Ильи на одном из отрогов горного кряжа Герания

Коринфский залив. Вид от Лутрак. На горизонте - мыс Мелигави с маяком. Расстояние до маяка - более 12 км.

Где-то там, на самом краю, есть маяк – ночью свет от него виден очень хорошо. А рядом с маяком – святилище Геры, известное как «Коринфский Герайон» или «Герайон на Перахоре» (Герайон, собственно, и означает «святилище богини Геры»; «Перахора» значит «территория напротив», имеется в виду коринфская территория, расположенная на другой стороне залива). Недалеко от мыса есть еще одна «жемчужина» – озеро Вульягмени, которое на самом деле никакое не озеро, а настоящая морская лагуна, соединенная с заливом очень узким и очень коротким проливом.




Двери на балкон мы практически не закрывали. Когда по ночам штормило, было полное ощущение путешествия на корабле. Засыпали и просыпались под шум прибоя. Кроме того, у «Сисайда», нашей гостиницы, просто идеальное положение: мало того, что она стоит практически на пляже, недалеко главная улица города – проспект Венизелоса, который связывает Лутраки с внешним миром; на той же улице, недалеко от нас, расположен супермаркет, что немаловажно с практической точки зрения (особенно учитывая, что в отеле мы только завтракали); в пяти минутах от нас автобусная станция. В общем, уже к вечеру мы поняли, что со своим выбором отеля попали просто в «десятку».

Атмосфера в «Мандас Сисайд» домашняя, немногочисленный персонал и хозяин доброжелательны (причем искренне), заинтересованно решают любую проблему (например, помогали нам выяснять расписание автобусов, возможность попасть на конкретную экскурсию, обеспечили бокалами для вина, ну, и прочие мелочи).

Порт Лутраки
  
Расположившись и осмотревшись, отправились прогуляться по набережной, к пирсу, гордо именующемуся «Лутракским портом», где пришвартована «Альфа II», симпатичный круизный кораблик, видный во всех отношениях.

Альфа II, круизный кораблик, катающий туристов по Коринфскому каналу из Коринфского залива (Ионического моря) в Эгейское море и обратно



На судне – никого. Надпись: «Круиз по каналу и заливу. Продолжительность 2 часа. Отплытие в 11.45 и в 17.15». Этот пункт также был в числе наших приоритетов – пройтись на корабле по Коринфскому каналу, соединяющему акватории Ионийского моря (Коринфского залива) и Эгейского моря, и вернуться назад. Но, к сожалению, совершить это небольшое морское путешествие нам так и не удалось – в это время еще не сезон, желающих набирается немного, так что экскурсии на деле бывают редко. За все время мы лишь однажды видели, как «Альфа» возвращалась из плавания.

На пирсе окунули ноги в ионические воды. В конце апреля вода в Коринфском заливе еще очень холодная, просто обжигает. Купаться рискованно – не хотелось простыть сразу по приезду.


Парк с пальмами в центре Лутрак, недалеко от порта




Идем дальше. За небольшим парком с пальмами, с образцами современной греческой городской скульптуры и с бюветом с родоновой водой расположен большой муниципальный спа-центр. В нем несколько бассейнов, в том числе открытый, грязи, сауны, душ шарко и с прочими удовольствиями. Зашли внутрь. Стильно, модно, молодёжно. Выяснили расписание, цены, условия. Потом, в один из следующих дней, я сумел выкроить время и все же посетить этот спа-центр. Бассейн с родоновой водой это и в самом деле что-то совершенно необыкновенное. Родоновые источники – главная достопримечательность Лутрак еще с глубокой древности. Местные воды в свое время были одним из самых любимых курортов еще у древнеримских аристократов. В бассейне возникает очень необычное ощущение какой-то невесомости. Бассейн имеет целую систему мощных струй, душей и подводных ключей. Короче говоря, получаешь настоящее наслаждение. Всем, кто собирается в Лутраки, рекомендую не пренебрегать возможностью почувствовать себя римским сенатором…





Прогуливаясь по Лутракам, зашли в первый встретившийся сувенирный магазинчик. Себе я решил привезти из Греции в качестве «трофея» хорошую чернофигурную вазу, расписанную под «геометрический» стиль, но только роспись должна быть более или менее профессиональной, действительно похожей на манеру древнегреческих вазописцев. Цена на такие качественные изделия на порядок выше по сравнению с той «попсой», которой переполнена любая сувенирная лавка в любом греческом городе; при этом найти магазин, торгующий более или менее «аутентичной» продукцией, не так-то просто. В основном все эти поделки расписываются долгими зимними вечерами самим хозяином лавки/его женой, получившей образование в МГУ/его кузиной, профессиональным художником/его родным братом (нужное подчеркнуть). В этой лавке, владелец расписывает вазы сам. Он одновременно и продавец, и гончар, и вазописец (так, во всяком случае, он меня уверял). А в прошлом еще и капитан торгового судна. С большой теплотой вспоминает о Ленинграде. Мы выбираем какие-то мелочи, а он в знак советско-греческой дружбы дарит нам небольшой сувенирный греческий флаг. (Флаг этот сейчас висит у меня в кабинете, на книжной полке с греческими текстами).

Недостроенный отель в Лутраках


Экономические проблемы, «о которых так долго говорили большевики», действительно ощущаются – есть закрытые магазинчики (стало трудно оплачивать аренду), есть недостроенные здания. Довольно много мусора. Стены тупо исписаны граффити, что порой создает ощущение неопрятности. У греческой «творческой молодежи», той, что склонна к вандализму, есть, кроме всего прочего, забава расписывать аэрозолями любые указатели и дорожные знаки, в том числе и на трассах.



Современные Лутраки – типичный греческий городок, без каких-либо архитектурных изысков. И все же его не перепутаешь ни с каким другим – есть в нем все же какая-то своя изюминка, сразу даже не поймешь – в чём она состоит. Сетка улиц имеет здесь некоторую кривизну. Получилась эта кривизна, как гласит местная легенда, после последнего землетрясения, случившегося здесь в 1981 году и изрядно порушившего город. Местные власти будто бы после этих разрушений потеряли свой генеральный план и восстанавливали всё наугад. Но эта «кривизна», в дополнение к прочему, придает городу определенный шарм. Ну и потом – это всё же курорт – «воздух, солнце и вода» в сочетании с горами и длинным галечным пляжем прямо в самом городе делают свое дело.

Вид на Истм (Коринфский перешеек) с горы Герании. Внизу - Лутраки. Слева - Эгейское море; справа - Коринфский залив
Мы явно проголодались. Сначала зашли в таверну, на которую указал Петрос – мол, домашняя греческая кухня и недорого. Таверна эта не на пляже, а немного в глубине, на второй улице от набережной. Зашли. Высокая гречанка с татуировкой на всё плечо, что-то там раскладывающая, явной радости от нашего прибытия не обнаружила, указав жестом Афины Паллады на витрину, в которой за стеклом (как в столовке) было выставлено примерно пять вариантов блюд, в основном что-то типа баранины с картошкой. Почему-то вид этой продукции греческого общепита нас не особенно впечатлил. Понятно, что тебе дадут не прямо вот эти тарелки, но атмосфера и антураж не располагали к тому, чтобы здесь задерживаться надолго. Явно хотелось чего-то более романтичного. Переглянувшись, мы ретировались через боковую дверь.

Таверна на набережной в Лутраках
 


Вышли на набережную и решили зайти в первую приглянувшуюся таверну. Плотненький гарсон лет тридцати, в очках, стоявший у входа, расплылся в обворожительной улыбке и гостеприимным жестом предложил войти. Спрашиваю – «Ду-ю-спик-рашэн?». Тот – «Ноу!», но при этом дружелюбно и воодушевленно махает нам рукой, обождите, мол, и убегает вглубь заведения. Через пару секунд у нас в руках меню на русском языке. Спрашиваю: «Порции большие?» – «Да, большие!». «Тогда одну мусаку и один хариатики (то есть деревенский салат; так у них называется то, что мы называем греческим салатом). И рецину!». Порции действительно оказались большими, особенно греческий салат. Оливки просто шикарные – длинненькие, некрупные (как мы потом узнали – сорт каламата) и очень вкусные – явно не из консервной банки и явно не проходившие европейской стандартизации. Разделили порции. На двоих хватило в самый раз. Какое-то нереальное ощущение – сидим на берегу Ионического моря, пьём рецину, слева, на горизонте – Акрокоринф, справа – гора Герания, о событиях, происходивших в районе которой в преддверии Первой Пелопоннесской войны (5 век до н. э.) я совсем недавно, пару месяцев назад, переводил главу в «Кембриджской древней истории». Там спартанский отряд, отправленный на помощь союзникам, оказался запертым, поскольку горы Герании слишком круты, а негодяи афиняне смогли взять под контроль все удобные проходы через Истм, вступать же с ними в открытое столкновение на тот момент спартанцы пока не хотели)… Потом я неоднократно замечал, что книга эта, «Кембриджская древняя история», меня как будто ведет по «дорогам истории» : приезжаю в какое-нибудь интересное с античной точки зрения место в Греции, и вдруг оказывается, что совсем незадолго перед тем я переводил какую-нибудь главу из «Кембриджской древней истории», в которой речь идет именно об этом месте! Иногда даже бывало так, что, увидев место своими глазами, я вдруг понимал некоторые моменты, которые поначалу не до конца понимал или понимал вообще неправильно. Бывало, что после таких откровений приходилось возвращаться к уже готовому переводу и вносить в него серьезную правку или дополнительный комментарий.


Бутылочка рецины

Рецина – вино специфическое. Говорят, у нее «резиновый» вкус. Ну, не знаю, не знаю. Просто в процессе изготовления добавляется смола пинии. Рецина – вино трех глотков: после первого глотка возникает очень непривычное ощущение из-за того, что это мягкое белое вино имеет очень необычный привкус смолы; после второго глотка человек еще до конца не понимает, нравится ему этот напиток, или же он ему отвратителен; а вот после третьего глотка всё встает на свои места: человек либо влюбляется в это необычное вино, либо он его уже более никогда не будет даже пробовать. Лично я рецину обожаю. Но все же пить ее нужно в Греции! Представьте: после долгого перелета вы оказываетесь на берегу спокойного и благостного Ионического моря в компании обворожительной спутницы; эллинское солнце хотя и начинает клониться к закату, но оно еще достаточно жаркое; вы потягиваете охлажденное мягкое белое вино с легким ароматом пинии. Что еще нужно уставшему путнику, чтобы в этот момент почувствовать себя богом с бокалом нектара в руках?




Комментариев нет:

Отправить комментарий