четверг, 26 июня 2014 г.

Сказал ты: Еду в край чужой, найду другое море...

Рейс был ночной. Не спалось. Минут за сорок до посадки разболелась голова. Чтобы как-то себя отвлечь, придумал такую игру: искать ассоциации со словом "Родос". Примерно через час впервые в своей жизни окажусь на Родосе - острове, который занимает совершенно особое место в древней истории; ну так вот, интересно, какие в мою голову - голову профессионального историка - придут ассоциации при упоминании этого слова? И, вообще, много ли наберется этих ассоциаций?

1. Колосс Родосский. Ну да, конечно, первым вспоминается именно Колосс. Очень банально и даже немного смешно.

2. Деметрий Полиоркет, сын Одноглазого. Деметрий пытался взять Родос, используя разные осадные машины, за что и получил свое прозвище - Полиоркет, то есть Осаждающий.

3. Книга Ксении Михайловны Колобовой "Из истории древнегреческого общества. Остров Родос". Странно! Я эту книгу даже не читал, и держал в руках всего один раз в жизни - в далеком 80-м году. Искал в исткабе литературу по Спарте, и вот - наткнулся на эту книгу. Помню, она меня тогда поразила. Толстенный том, написанный о Родосе. Не об Афинах, не о Риме, не о Константинополе - о Родосе! Книга запала мне в душу; я тогда подумал - когда-нибудь обязательно ее прочитаю. До сих пор живет во мне тогдашнее, почти детское, ощущение от книги, полной каких-то тайн и потрясающих открытий, и я знаю (надеюсь!) - где-то на пыльных полках исткаба еще лежит этот странный толстый том, изданный в Советском Союзе в начале пятидесятых. Да, вот такая неожиданная ассоциация.

4. Ну, конечно - "Родосский морской закон"! Как же это не пришло мне в голову первым? "Родосский морской закон" - это серьезно! "Морской закон" связан с городом Линдосом, а это по цепочке вызывает целый рой вторичных ассоциаций. Итак, идем дальше, отталкиваясь от Линдоса...

5. Но вместо Линдоса в голову упорно лезут рыцари, магистры, крестоносцы и всякие прочие госпитальеры. Ну, это понятно: мы говорим "Родос", а подразумеваем "рыцари", мы говорим "рыцари", а подразумеваем "Родос". Это, конечно здорово, но все же оставим госпитальеров "на десерт". Всё же, что у нас там с античностью? Голова ватная, уши заложило, ничего на ум не идет...

6. Почему-то с упорством, достойным лучшего применения, в голову лезут англичане - не менее настырно, чем госпитальеры. А англичане-то тут при чём? Хотя и тут всё понятно: там, где есть чем поживиться, откуда есть что упереть в Британский Музей - там мы без англичан никак не обойдемся... А, вот, вспомнил, почему "англичане": Лоуренс Даррел, английский путешественник и писатель - недавно мне подарили его книгу о Родосе - "Размышления о Венере Морской".

7. Но вернемся к Линдосу... В археологическом смысле Линдос - главная родосская жемчужина. Говоришь "Родос"- на ум приходит Линдосский Акрополь.

8. Линдосский Акрополь вызывает в памяти храм Афины Линдии. Храм Афины Линдии вызывает в памяти "Линдосскую храмовую хронику". Афина, почитавшаяся здесь, отличалась вот чем: она имела привычку периодически, когда этого требовали обстоятельства, являться собственной персоной - то есть буквально, то есть физически, то есть в самом прямом смысле - на помощь своему городу. Хроника как раз и фиксирует все случаи такого богоявления или, по-гречески, эпифании. А также перечисляет, кто из великих мира сего и какие дары подносил в храм в связи с этими богоявлениями. В общем, линдосские ассоциации вызывают очень большие ожидания и предвкушения у человека, который направляется на Родос впервые... Правда, саму Хронику увидеть здесь не удастся - она, если мне не изменяет память - хранится в Копенгагене. Нашли ее датские археологи и им каким-то образом удалось ее туда вывезти.

Родос... Родос... Родос... Вот еще целая гроздь ассоциаций, связанных с Римом:

9. Родос - добровольная ссылка - Цицерон. Конечно! Цицерон на исходе сулланской диктатуры предпочел уехать по-добру по-здорову из Рима и какое-то время провел именно на Родосе, совершенствуя свое красноречие в тамошней риторической школе.

10. "Ораторское искусство", кстати говоря, еще одна ассоциация, вызываемая словом "Родос".

11. Родос - добровольное изгнание - Цезарь, тот, который Гай. Юлий. Впрочем, то ли изгнание, то ли не изгнание - сказать сложно. В любом случае, Цезарь совершенствовал свое ораторское мастерство в той же риторической школе, что и Цицерон, только чуть позднее. С этой поездкой на Родос связаны также пленение Цезаря пиратами, история с огромным выкупом, и еще одна история - о том, как Цезарь переправился с острова в Малую Азию, чтобы добровольцем принять участие в войне с Митридатом.

12. Родос - добровольная ссылка - Тиберий, будущий римский император. Когда измены Юлии стали совершенно невыносимы, а сделать с этим ничего было невозможно, Тиберий решил удалиться на Родос под каким-то благовидным предлогом. На Родосе Тиберий уже бывал - когда возвращался с Востока из очередной военной кампании. Уже тогда он облюбовал этот остров. И вот теперь, с трудом получив разрешение у Августа, он поселился здесь. Потом, когда Тиберий пожелал вернуться, Август ему запретил это сделать, и добровольная ссылка превратилась в настоящее долгое изгнание...
* * *
Ну вот, приземлились... Паспортный контроль. Очередь. Струя холодного воздуха из кондиционера. Прямо в спину. Как бы не простыть. Вот будет весело! Автобус. Глубокая ночь. Непроглядная тьма. Какие-то пампасы за окном. Первую встречу с Родосом представлял совершенно иначе. Наконец, мы в номере. "Родос-Бич", четвертый этаж. Первым делом - на балкон. Вот теперь - ДА! Вот теперь - ВЕРЮ!!! Мы на Родосе. Вот оно, ночное Эгейское море, прямо перед нами, во весь свой античный размах! Крепкий ветер. Солёный слоёный воздух. Мощный шум прибоя. Все так, как мы хотели!

Сказал ты: "Еду в край чужой, найду другое море
и город новый отыщу, прекраснее, чем мой..."
(Константинос Кавафис. Перевод Е. Смагиной)

ВСЕ ОТТЕНКИ СИНЕГО...

Эгейское море поражает своей палитрой. Палитра эта меняется в зависимости от времени суток. Причем иногда можно насчитать до семи оттенков синего. Правда, говорят, четыре, но мы насчитывали семь. Наверное, если художник или фотограф хочет стать маринистом, ему надо сюда, на Родос.





Пожалуй, здесь недурно постоять.
Не прочь полюбоваться я пейзажем,
лазурной чистотой морского утра
и солнечными красками песка...

Не прочь я обмануться ненадолго,
поверив, будто поглощен природой 
(лишь в первый миг я был ей поглощен),
а не виденьями чувственной фантазии.
(Константинос Кавафис. Перевод С. Ильинской)

Ну и, конечно, Эгейское море на Родосе - это волны, бесконечные "барашки", крупная галька и мощный прибой... Правда, говорят, зимой меняется роза ветров, и Эгейское море оказывается с подветренной стороны и успокаивается. А вот Средиземное, на другой стороне острова, зимой становится бурным и  очень неспокойным.




... Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют ...
                                          (А. С. Пушкин)

Комментариев нет:

Отправить комментарий